[sc:adsence]

 

(Конец. Начало в №№49-50)

IMG_4139В 1876 году Тотлебен был назначен Главным распорядителем по обороне Черноморского побережья. Он лично прибыл в начале мая в Очаков для общего руководства работами. Новую батарею решено было ставить на Очаковской отмели, где уже был устроен блок-пост, как и планировалось в бытность Потемкина, фактически на расстоянии прямого винтовочного выстрела от фарватера. 

В основу инженерного обоснования проекта строительства Морской батареи легли расчеты, выполненные ГЕРМАНОМ ЕГОРОВИЧЕМ ПАУКЕРОМ (1822–1889), выдающимся русским инженером, (генерал-лейтенант, министр путей сообщения). Паукер выработал проект земляной морской батареи «Константин» в Кронштадте, послужившей образцом для морской батареи в Очакове.

Площадь острова решено было несколько увеличить. Работы продвигались относительно быстро. Использовалась проверенная технология, та же, что и при строительстве Константиновской батареи возле Николаева. Сначала в дно забили в три линии шпунтовые сваи. Образовавшееся пространство забутовали – засыпали пространство камнями, песком, глиной, доставляемыми на баржах из Кинбурна, образуя, таким образом, основу нового строения. Для планировки новой площадки была полностью разобрана Кинбурнская крепость. Возводимые кирпичные казематы засыпали землей, завозимой также с Кинбурнской косы.

Новостройка получила неофициальное название Морской («Водяной») батареи. Руководил строительством военный инженер Борисов. О привлеченных ресурсах и проделанной за полгода работе, известно из рапорта Генерал-адмирала Семеки. Он докладывал Военному Министру в рапорте от 8 ДЕКАБРЯ 1876 года, что «работы по постройке этой батареи, к началу ноября, были въ таком положении, что при постоянной, с 15 сентября, работы 8 буксирных пароходов, 40 барж и более 40 подъемных судов, при 1.000 человек рабочих, оставалось для окончания батареи насыпать около 1.200 куб. саженъ».

Завершение строительства Морской батареи планировалось «къ началу ноября» 1876 года. К началу очередной русско-турецкой войны (1877-1878) строительные работы на острове не были в полной мере закончены. Театр боевых действий начавшейся новой войны сместился далеко на запад, сражения происходили, в основном на суше, и актуальность достройки укреплений на острове не стояла так остро. Тем более, что предпочтение в обороне побережья отдавалось флоту.

Строительство острова площадью 7.3 га было закончено в декабре 1880 года. К 1881 году остров уже имел причал, склады, 40 казематов, пороховые погреба и даже железнодорожную ветку протяженностью целых 300 метров для приема артиллерийских припасов.

Для личного состава построены казармы и лазарет. Оборудован стационарный лоцманский пункт.

Новый форт продолжал называться Морской батареей, иногда «Водяной».

Официально строительство морской батареи на рукотворном острове было завершено только в 1889 году. В этом же году Приказом по Военному ведомству она получила новое имя.

Увидевшая свет в 1893 году Энциклопедия военных и морских наук под редакцией Г.А. Леера, сообщала читателям, что «Приморская батарея посредине лимана на искусственном острове может считаться образцовым гидротехническим сооружением».

Вооружение острова с появлением корабельной артиллерии крупных калибров военное руководство вскоре посчитало недостаточно мощным, а само вооружение – уязвимым.

В мае 1898 г. из Кронштадта в Очаков была направлена первая скрывающаяся артиллерийская установка системы ГЕРМАНА ЕГОРОВИЧА ПАУКЕРА, разработанная поначалу для Константиновского форта (Кронштадт). 4

Система была довольно громоздкой и ее надежность вызывала обоснованные сомнения: Скрывающееся основание представляло собой горизонтальную 8-угольную подвижную платформу, на которую ставилась поворотная рама с лафетом.

Вес орудия с лафетом – около 41 тонн. Вес основания – около 41 тонна. Суммарный вес противовесов – 82 тонны. Общий вес системы – 164 тонны. Для приведения такого мастодонта в действие требовалась паровая турбина, до установки которой дело не дошло.

В том же году в Очакове была отправлена вторая скрывающаяся установка системы Паукера.

Но через два года обе установки были демонтированы, не будучи доведенными до состояния готовности. Но от замысла максимально защитить орудия от обстрела, не отказались. С этой целью были предприняты попытки установить орудия на скрывающиеся лафеты системы Дурляхера, более совершенные.

Кратковременное бытование установки ПАУКЕРА и попытка применения скрывающихся лафетов системы ДУРЛЯХЕРА на Приморской батарее накануне Первой мировой войны породило еще одну легенду о чудесно «появляющихся и скрывающихся» орудиях и потому якобы неуязвимых для поражения: «Дальнобойные орудия и мортиры на подвижных платформах для кругового обстрела поднимались специальным механизмом из казематов, а после стрельбы опускались глубоко вниз под толщу камней и песка, что делало их неуязвимыми для ответного огня».

Но все обстояло намного проще. Массивные Паукеровские лафеты были демонтированы ввиду их практической непригодности. Но и новые, облегченные лафеты Дурляхера, оказались столь же неэффективными. При установке орудия на лафет системы ДУРЛЯХЕРА, после выстрела орудие описывало дугу назад и вниз, укрываясь за бруствером орудийного дворика, как бы «прячась». Заряжание выполнялось при опущенном положении пушки. Для повторной наводки и выстрела орудие снова поднимали. Для каждого заряда, полного или уменьшенного, лафет надо было регулировать по-новому. Лафеты оказались ненадежными и снижали скорострельность пушек. В результате, по неофициальному указанию местного артиллерийского начальства, орудия тихо снимали со скрывающихся лафетов и переставляли их на запасные, а Дурляхеровские делали запасными.

В документах красного командования с 1918 года остров Приморской батареи назывался БАТАРЕЙНЫМ. В июле 1920 года красными на нем были установлены дополнительно два 130-мм и одно зенитное орудия. Созданная там батарея получила название «Первомайской», а позже название закрепилось за островом. На топографических картах 20-30-х годов остров обозначался, как «Морская батарея». Окончательный вид Первомайский приобрел незадолго до Второй мировой войны. Модернизация продолжалась долго – с 1925 по 1939 г. Строительную часть Очаковского укрепленного района с 09.1925 по 06.1926 возглавлял СОКОЛОВ БОРИС КОРНИЛЬЕВИЧ (1875-1946), признанный и заслуженный инженер-фортификатор; после Очакова он возглавил группу военных инженеров, работавших над достройкой и модернизацией долговременных береговых батарей №35 и №30 в Севастополе.

С целью усиления вооружения острова, Ленинградскому Металлическому заводу в начале 1930 года было заказано четыре 180-мм дальнобойные артиллерийские установки МО-1 для острова Первомайский. 5

Однако возрастающая японская угроза на Дальнем Востоке потребовала изготовленные МО-1–180 отправить на береговые батареи Тихоокеанского флота.

По этой причине на острове по-прежнему оставалась одна 4-х орудийная 203-мм батарея, установленная в середине 1920-х годов. История ее пушек – отдельная тема. По плану возведения «линии Сталина», в начале 1930-х у острова выстроили новый волнолом (брекватер), укрепили бетоном береговую линию. Основное электропитание осуществлялось с очаковского берега по двум подводным кабелям. Была пробурена артезианская скважина. Для прикрытия с воздуха развернули 4-х орудийную зенитную 76-мм батарею. Связь с городом поддерживалась по новой подводной телефонной линии. Толщину кирпичных стен трехэтажных орудийных казематов довели до 2.5 метров и нарастили земляные валы.

ВОЙНА, 1941. Первое появление немецких самолетов над о. Первомайским было отмечено 22 июня 1941 года в 2:15 часов, о чем сохранилась запись в вахтенном журнале. Два «неизвестных самолета», шли с пеленгом 176°. Направление, соответствующее указанному пеленгу, указывает, что самолеты налетели со стороны Турции либо перестроились в такой боевой порядок задолго до появления над целью. Тип самолетов и принадлежность не были установлены, но то факт, что с них были сброшены в фарватер донные мины, одна из которых упала на остров и от ее взрыва погиб вахтенный краснофлотец, указывал на Люфтваффе. На Первомайский война пришла на целый час раньше, чем постигла всю страну, но непосредственное участие в войне остров стал принимать после занятия Очакова противником. С 20 августа 1941 года началось 30-дневное смертельное противостояние гарнизона Первомайского. Бомбардировки с воздуха и артобстрелы не нанесли существенных повреждений казематированным постройкам. Остров у немцев считался серьезным опорным пунктом и неспроста. Сброшенным с воздуха 250 тоннам тротила удалось пробить свод одного из перекрытий, разрушить открытый склад и частично повредить причал. Достижения более, чем скромные для 30 дней непрерывной боевой работы. Но немцы открыто гордились своими успехами. Об этом были официальные сообщения в немецкой печати.

Расчеты царских и советских инженеров при проектировании фортов острова против бомб и снарядов крупного калибра оказались верными.

Советские компетентные источники до- и послевоенное время хранили суровое молчание относительно всего, что касалось Первомайского. Намного «демократичней» в этой связи выглядят немецкие издания времен войны. Например, журнал «DENKSCHRIFT UBER DIE RUSSISCHE LANDESBEFESTIGUNGEN» за октябрь 1941 года сообщил своим читателям точные сведения о численности защитников Очакова с подробным расписанием по подразделениям (что поневоле наводило на мысль о хорошо поставленной работе немецкой агентуры), а также рассказал, что «… остров Первомайский, который имел почти 400 метров в длину и лежал на расстоянии приблизительно в 3-х километрах южнее Очакова, поперек устья Днепровского лимана. Этот остров построен искусственно. Об этом говорит найденное расслоение почвы с инородными примесями. Оборонительные сооружения выполнены из разных почвенных слоев – от новозалегающих (целинных) и разных геологических периодов. Остров-маяк имеет форт с укреплениями и служит для контроля водных путей. Пристань располагается на восточной стороне острова. Самое высокое место острова – на высоте около 8 метров над уровнем моря. Главный канал проложен между островом-маяком и Очаковом. Видимость со всех сторон хорошая». (Перевод с немецкого А. Токминой).

Но исторические знания у захватчиков основательно хромали: «Вблизи Очакова расположена крепость, закрывающая устье Днепра и Буга. Очаковская крепость была сооружена при Петре Первом. Во время мировой войны 1914-1918 годов форты приморской крепости были модернизированы…».

22 сентября 1941 г. после израсходования всего боезапаса гарнизон острова на бронекатерах №№105, 202, 204 и 402 Дунайской военной флотилии эвакуировался на остров Тендра.

 

По материалам книги В. ШПИЛЕВОГО

«Очаков. Неизвестные страницы»

 

При использовании материалов активная ссылка обязательна